Ира Резник — «Я люблю учиться и всю жизнь учусь…»

Подпишитесь на нас в

Случайно узнав об этой лекции, пошла в городскую библиотеку. С приездом в Израиль стала интересоваться еврейской историей, традициями, с большим сожалением поняв, что эта область знаний для меня была закрыта. Тема «Новый взгляд на ТАНАХ», посчитала, позволит узнать то, что мне еще не было известно. Уже первая лекция ошеломила нереальным объемом знаний, которые молодая, хрупкая на первый взгляд женщина преподносила просто, порой вдаваясь в мельчайшие детали. И с тех пор любое упоминание Ирины Резник для меня как приглашение к особым знаниям, скрытым от обывателя…

 – Судя по нашим коротким встречам, вы представляетесь мне ярко выраженным гуманитарием, глубоко и обстоятельно погруженным в еврейскую историю, педагогику, психологию, – без тени сомнения спросила я.

– Это обманчивое впечатление, – прозвучало в ответ. – У меня скорее аналитический склад ума: чтобы понять и разобраться с новым материалом, мне надо разложить его по полочкам – таблицам, схемам. Наверное, поэтому с трудом воспринимаю абстрактные разговоры на общие темы – они не дают мне пищу для ума, пока эти знания не систематизированы.

– Какое обманчивое, на первый взгляд, представление о человеке, – пришлось согласиться мне. – Чем тогда вы хотели заниматься, имея такие, совсем не гуманитарные, склонности?

 – По первому образованию, я экономист, уже в 19 лет работала в Донецке старшим экономистом в отделе труда и заработной платы на трикотажной фабрике с 5 тысячами работающих, которая поставляла свою продукцию в другие страны. Моя карьера стремительно шла вверх и сулила большие перспективы. Но в 1992 году в один день предприятие закрылось, весь огромный коллектив потерял работу. Надо было выживать, и я уехала в Москву.

Фото из семейного архива

– Я помню столицу того времени – грязную, со стихийными рынками на каждом шагу, заполненную украинцами, белорусами, выходцами из Средней Азии. Они ехали в Москву, чтобы продать свою продукцию или заработать хоть какие-то деньги для прокорма семьи, оставшейся на малой родине…

– Так и было. Я устроилась работать по специальности. И по работе меня отправили подписать финансовые документы в Сохнут, о котором было известно только то, что он располагается в районе метро «Сокол». 

Ирин рассказ о том, как она искала людей, которые от станции могли бы привести ее в Сохнут, сильно повеселил. Услышав обрывки фраз, как ей показалось, на иврите, она пошла за этими людьми, – и – о, чудо! – они привели ее в точку поисков, к зданию, где она увидела мезузу. 

 Не фаталистка, очень практичный человек, она теперь точно знает, что просто так в жизни ничего не происходит. 

– Я пришла в Сохнут по случаю, но, как оказалось, это изменило всю мою дальнейшую жизнь, – вспоминает И.Резник. – По ошибке я зашла в Туро Колледж, где после короткого общения мне предложили учиться. О существовании Туро колледжа (Touro College) я не знала. Я даже отказывалась, но вечера были относительно свободны, учиться я люблю – и я согласилась. О чем ни минуты не жалею. Передо мной открылся огромный пласт знаний. 

– Думаю, немногие знают о Туро колледже. Расскажите нашим читателям.

– Это крупнейший частный университет в США с еврейскими корнями. Он 

был открыт полвека назад в память о Джуде и Айзеке Туро, лидеров еврейской общины США в XVIII веке, носителей идеалов демократии.

  Его филиалы работают не только в американских штатах, но и вБерлине, Иерусалиме и Москве. Самое ценное в этом учебном заведении – сочетание высокого качества образования с персональным вниманием к каждому студенту. Нашими преподавателями был, без преувеличения, цвет московского еврейства – интеллектуалы, а также зарубежные педагоги. Я очень люблю учиться, и для меня эти новые знания стали шагом в новое будущее, хотя тогда я вряд ли осознавала это.

– Ирина, вы родились в еврейской семье, жили в Донецке. Вам приходилось на себе ощущать то, что мы называем антисемитизмом? 

– Бывало. Мы жили в центре Донецка, на чисто еврейской улице. Нашими соседями были не только евреи, но и армяне, грузины, цыгане – как правило, хорошо образованные люди. Жили как большая и дружная семья. Наша семья не была религиозной,

 хотя моя бабушка Хава Иосифовна выросла в религиозной семье, семье раввина. У нас не было в доме еврейского уклада. Был обычный советский, с отголосками еврейского: маца на Песах, гефелте фиш, цимес, разговоры на идиш. 

 При этом бабушка была идейной коммунисткой и атеисткой. Мудрым человеком был дед, хотя никакого образования не получил. Знал два языка – идиш и немецкий, потому что вырос в еврейско- немецкой колонии. Владение немецким языком пригодилось во время Великой Отечественной войны. Он допрашивал пленных немцев, что помогло предотвратить многие беды на объектах, которые подготовили к уничтожению отступающие гитлеровцы. Жаль, что в детстве нам это было неинтересно. Хорошо, что мама и свекровь написали книжки о своих семьях, для наших детей они стали настольными.

– С удивлением узнала, что у вас трое сыновей. Яша, с которым часто встречаюсь в школе «Амит», уже десятиклассник, к тому же слышала, что он уже поступил на первый курс Тель-Авивского университета. А двое старших служат в Армии обороны Израиля.

– Мы с мужем счастливы, что у нас выросли такие ребята – умные, любознательные, внимательные. Они настоящие патриоты Израиля, чтут и соблюдают еврейские традиции, хотя мы никогда им ничего не навязывали. Ребята сами сделали свой выбор, который мы уважаем и разделяем. Кстати, мы с мужем тоже познакомились на почве еврейства. Макс – профессиональный историк и социолог-аналитик – пришел в синагогу изучать иврит. Это было 23 года назад. 

– В Израиль вы приехали всего пять лет назад и уже успели добиться многого, что, к сожалению, не всем удается.

– В Израиль я приезжала много раз, даже какое-то время жила на «территориях», о чем храню трепетные воспоминания. Здесь взяла себе еврейское имя – Эстер. Вернувшись после окончания Туро колледжа в Донецк (кстати, из поступивших туда 250 человек диплом об окончании получили только 17 из них), я не очень задумывалась о применении полученных там знаний. Снова вмешался случай и – резкий поворот в моей жизни и карьере. 

В Донецке, где была весьма крупная община – 18 тысяч человек, придя в еврейскую школу раннего развития простым педагогом, скоро я стала заместителем директора. Работать было очень интересно, в том числе и с детьми-аутистами из Израиля по оригинальной методике. На наши праздники в оперном театре стремились попасть многие горожане – настолько они были необычные. Горжусь, что награждена Почетной грамотой за вклад в развитие еврейских общин Донбасса.

Все перечеркнула разразившаяся война между Украиной и Россией.

  Когда я, возвращаясь домой, попала под очередной минометный обстрел, на семейном совете решили, что надо спасаться, уезжать отсюда. Мы были последние в нашем доме, кто уезжал: налегке, как бы временно, на самом деле – в никуда.

Фото из семейного архива

– А как оказались в Кармиэле?

– У нас в Израиле было много друзей, но их небольшие квартиры не позволяли принять сразу пять человек – меня с детьми и маму. Макс на год еще задержался в Украине. Сейчас смешно это вспоминать: подружка Саша наобум ткнула пальцем в карту Израиля. Место называлось Кармиэль. Она сняла большую квартиру и позвала всю нашу ораву к себе. Устраивая Яшу в подходящую школу, поехала в Акко, где в школе «Шуву» познакомилась с замечательным педагогом Фаиной Ароновной. Она сразу же разглядела во мне опытного учителя и предложила работу.

– Немножко знаю ваше расписание, поскольку только во вторник вечером вы можете читать лекции для новых репатриантов, все остальное время у вас расписано по часам. Не устаете от такой нагрузки?

– Когда занимаешься настоящим делом, не до усталости. Я люблю и умею работать и подхожу ко всему с системных позиций – иначе ничего не успеешь. В школе «Амит» преподаю иврит для детей новых репатриантов. В крайотах готовлю выпускников к экзаменам на багрут по истории и знанию ТАНАХа. И один день в неделю работаю как инструктор – мадрих Министерства образования по работе с учениками – новыми репатриантами. В этом вопросе много пробелов, нет правильной методики, которая подразумевает разные подходы к каждой категории репатриантов. Они приезжают с разным багажом знаний или полным отсутствием их, часто без базового языка – иврита или английского. И все это надо привести в систему, чтобы эти люди могли социализироваться в совершенно новых для них условиях, приняли свою новую родину, стали ее патриотами. 

– Можно добавить: как вы и ваша семья? В этой каждодневной круговерти вам удается увидеть перспективу на ближайшее время? Может, вынашиваете какие-то планы? 

– Я мечтаю создать интеграционный центр для всех репатриантов, из всех стран. Здесь они будут не обосабливаться друг от друга, как это происходит сейчас, а все вместе становиться гражданами Израиля, будут учиться любить свою страну и гордиться ею. Я мечтаю объединить под одной крышей кружки, центры развития, в том числе и образовательные, где будут работать и профессионалы, и волонтеры. И обязательно устраивать большие праздники, которые будут интересны не только для олимов, но и для всего города.

– Спасибо. И успехов вам во всех начинаниях!

Галина Каширина

Поделиться статьей:

Facebook
WhatsApp
Telegram

Оставить комментарий:

Читайте также: