Недельная глава Торы “Шофтим”

Подпишитесь на нас в

В нашей недельной главе Торы “Шофтим” мы читаем о городах-убежищах, куда мог скрыться совершивший непреднамеренное убийство человек, и где он мог раскаяться.

Месяц Элул, на который всегда приходится эта глава, во времени является тем же, чем города-убежища являлись в пространстве. Это – месяц святости и раскаяния, время, когда человек может, отвернувшись от проступков прошлого, полностью устремиться к новому, освященному будущему. Глава говорит о важной особенности таких городов: они могли существовать только в земле Израиля, несмотря на то, что судьи и судебные исполнители, обеспечивающие соблюдение Закона Торы, назначались повсюду, где жили евреи. Почему же законы действуют везде, а подобное убежище существует только на Святой Земле? И как это связано с месяцем Элулом– нашим духовным убежищем во временном пространстве еврейского календаря?
Известно, что Элул в хасидской философии сравнивается с городом-убежищем.
Комментарий Сифри так объясняет первую фразу главы «Судей и надсмотрщиков поставь себе во всех вратах твоих»: это применимо ко «всем местам проживания твоего», включая и те, что вне Израиля. И продолжает: кто-то может подумать, что города-убежища могут существовать и за территорией земли Израиля, поэтому Тора использует ограничительный термин – «Эти города-убежища», чтобы подчеркнуть, что они находились только в пределах Святой Земли.
Тем не менее, Сифри говорит, что человек, совершивший непреднамеренное убийство за пределами Израиля и пришедший в город-убежище, обретет там неприкосновенность. Значит сами города, а не люди, которых они защищали, должны были быть на территории Израиля.

Сам факт, что Сифри сравнивает «судей и надсмотрщиков» с городами-убежищами, говорит о связи между ними. Вот в чем она заключается: судьи, применяющие закон, и надсмотрщики, исполняющие приговоры, стремились не покарать, а как бы очистить виновного. И цель городов-убежищ в том, чтобы обеспечить беглецу искупающее его изгнание. Искупление здесь – раскаяние, которое стирает преступление вплоть до восстановления изначальной близости человека к воле Всевышнего. Мы могли бы решить, что если это убежище, это место искупления существовало в святой атмосфере земли Израиля, то тем более оно необходимо за ее пределами, где легче впасть в грех.
На каждом этапе религиозной жизни человека возможны срывы, для которых должны быть убежище и искупление. Даже если человек никогда не нарушает волю Всевышнего, он, возможно, все равно не выполняет всего, что в его силах, чтобы еще больше приблизиться к Нему. В этом и есть назначение месяца Элул. Это время самоанализа, когда каждый должен спросить себя, достиг ли он всего, чего мог достичь. А если нет, то он должен раскаяться и стремиться к тому, чтобы более полно реализовать себя в будущем. Бизнесмен и посвятивший себя Учению, тот, кто просто жил в реальном мире, и тот, кто проводил свои дни в шатрах Торы, – оба должны превратить Элул в период самоанализа и духовного убежища. Это, прежде всего, время для самопознания, для того, чтобы изменить свою жизнь. И подходящим местом для этого является город-убежище на Святой Земле, что для нас означает – в месте, где учат Тору. Каждый еврей должен в месяц Элул сделать своим убежищем место, где учат Тору.
Убежище – место, куда человек бежит, чтобы, оставив прошлую жизнь, начать новую. Элул – это похороны прошлого во имя лучшего будущего. И это обязательная подготовка к Рош а-Шана, изобилию и процветанию в следующем году.

Хабад бе Алия

фото Роман Горобец

Поделиться статьей:

Facebook
WhatsApp
Telegram

Оставить комментарий:

Читайте также: