Памятник

Подпишитесь на нас в

В печатной газете “Новости Кармиэля” мы предлагали нашим читателям присылать свои биографии или рассказы о тех, кого они считают интересными и заслуживающими внимания. В ответ на это мы получили несколько откликов. В основном, этот были авторы произведений, уже опубликованных в разных изданиях. Но были и новые, удивительные истории. 
Сегодня мы хотим познакомить вас с автобиографическим рассказом Леонида Радуцкого, в котором невероятным образом переплетаются судьбы людей в разное время и в разных пространствах. Чтобы ближе познакомиться со всеми участниками опубликованного очерка, мы предлагаем вам открывать ссылки, которые будут встречаться вам во время чтения.

Часть первая. «Мой брат Абраша».

В 2012 году было 60-летие нашего с женой официального бракосочетания (вместе мы несколько дольше), что совпало с моим 85-летием.  

К этой двойной дате сыновья подарили нам компьютер.  

Живя в Израиле, мы сильно отдалились от культурной стороны жизни. Это было связано с рядом причин: экономических трудностей, далеко не идеального здоровья, возраста (и появившейся с ним инертности, прежде всего, у меня), солидной занятости на волонтерских работах…

Поддерживали мы ее книгами, газетами, телевизором. Подаренный компьютер стал для нас новым широким и светлым окном в мир.

Одним из первых интересных и близких нам по духу сайтов стал «Воспоминания об эвакуации», где мы прочитали воспоминания Виктора Абрамовича Радуцкого

И здесь я должен сделать некоторое отступление. Если вы не слышали об этом человеке, то настоятельно рекомендую поинтересоваться. О нем стоит знать.

Просто сказать, что его воспоминания нам понравились, значит, ничего не сказать. И мы с женой подумали: наш однофамилец, земляк-киевлянин, более того — житель родного для меня от рождения киевского Подола — одного из легендарных районов города. В эвакуации я одно время был в 100 километрах от него. Все это, посчитали мы, несомненно, дает нам право познакомиться с ним. И, преодолев робость перед его высоким профессиональным и общественным положением, я позвонил ему по телефону. С первых слов он очень просто и тактично приблизил нас к себе, в результате чего произошло мгновенное слияние душ, чего я в жизни никогда не испытывал, хотя не раз общался со многими людьми высокого положения.

Чтобы не занимать его времени, я очень кратко, для знакомства, рассказал о наших судьбах и тут же выслушал совет — непременно написать об этом, ибо придет время, когда сделать это будет некому, а он, Виктор Радуцкий, постарается, чтобы этот материал увидел свет.  

Хотя и раньше я знал о способностях жены к изложению мыслей на бумаге, неоднократно призывал ее написать о прошлом, только теперь, вдохновившись советом человека такого уровня, к тому же земляка-однофамильца, она энергично взялась за перо, и довольно скоро воспоминания были написаны.

Виктор Абрамович сдержал слово, и с деятельным участием еще двух человек (Галины Вурцель, которая напечатала материал на бумаге, и Беллы Гольдштейн, организовавшей размещение материала в интернете), 1 октября 2014 года рассказ под заголовком «Мой брат Абраша» появился на сайте «Воспоминания об эвакуации».

И теперь я открываю предыдущую страницу этой истории. 

Новости Кармиэля, газета Новости Кармиэля
о. Шумшу, акварель, Федор Конюхов

Часть вторая. 1 ОКТЯБРЯ

Дата 1 октября для нас с женой глубоко символична.  

В 1951 году к лейтенанту-танкисту Леониду Радуцкому, служившему на самом северном маленьком острове Курильской гряды — Шумшу, приехала из Киева девушка, нецелованная невеста (и это не просто эпитет, а факт).

В Японии, у которой Курилы были до 1945 года, в стране высокоорганизованных и от природы мужественных людей, была учреждена медаль — ЗА ЗИМОВКУ НА ОСТРОВЕ ШУМШУ, которой награждался, перезимовавший, что красноречиво говорит о тамошних условиях.

Поэтому приезд моей невесты произвел сенсацию, по крайней мере, в нашей дивизии, расквартированной на двух островах — Парамушире и Шумшу.

Шло время, и мы захотели законно оформить наше бракосочетание, расписаться, зарегистрироваться по всей форме.

Но бюрократия, она и на Курилах бюрократия. В ЗАГСе нас не расписывали, потому что жена не была прописана по месту жительства и службы мужа, (в запретной пограничной зоне), а не прописывали потому, что она, собственно, и вовсе не жена этого мужа, а только невеста, прибывшая из Киева, правда, по вызову и со специальным пропуском в эту зону.  

Несколько раз, выпрашивая у начальства дни, свободные от службы, с трудом переправляясь на Парамушир, где была сосредоточена вся советская и военная власть, мы пытались расписаться. Не получалось.

30 сентября мы поехали в очередной раз.

Разыгрывался шторм. Самоходные баржи, которые обычно переправляли людей, из-за шторма не ходили. Мы переправились на малюсеньком суденышке — «жучке», как у нас его называли, с командой из двух человек, и за время переправы несколько раз мысленно прощались с жизнью, что очень могло стать реальностью.

Переночевав у друзей, на следующее утро мы получили в ЗАГСе очередной отказ. С отчаяния мы пошли жаловаться в политотдел дивизии. Был обеденный перерыв, но начальник политотдела полковник Волченков был на месте. Он раньше краем уха слышал о лейтенанте с Шумшу, к которому из Киева приехала невеста. А тут эти, как он сказал «молодята», стоят перед ним с жалобой. Не дожидаясь обедавшей машинистки, полковник сел за машинку, напечатал какую-то бумагу, подписал, поставил печать политотдела и погнал нас в ЗАГС, а сам стал туда звонить по телефону.

И тут наконец-то нас расписали. Это было 1 октября 1952 года!

Часть третья. Ночь океана…

Через 5 недель, в ночь с 4 на 5 ноября, полковник Волченков погиб в волнах цунами с тысячами других людей, военных и гражданских. Погибла и его жена. Об этом событии мало кто знал тогда, еще меньше знают теперь. Интересующиеся могут поискать в интернете «Ночь океана. Хроника тихоокеанского цунами 1952 года». Там все подробно описано.

Через 2 дня после цунами мы были у разбитых причалов и грузились на корабли, которые эвакуировали тех, кто уцелел. Но в последний момент пришел приказ — танкисты должны остаться. Жены офицеров могли уехать. Движимая только своими собственными чувствами, моя беременная жена пошла по берегу агитировать жен танкистов остаться. Некоторых уговорила. Мы вернулись к своим танкам: около ста солдат, четырнадцать офицеров и четыре жены. До конца июня 1953 года мы жили и служили на острове Шумшу, который все время, до двадцати раз в сутки, встряхивало землетрясение, начавшееся перед цунами еще 5 ноября прошлого 1952 года.

1 июля нас и еще одну пару вывезли на Сахалин — рожать детей. Через 2 недели появился наш первенец Женя. Сейчас ему 66 лет.

Вот с чем связана у нас символическая дата 1 октября — день, когда в интернете появилось имя — Белла Радуцкая — под ее воспоминаниями.  

Это поистине хороший памятник ей. Но о том, что это произошло, она уже не узнала. 9 октября 2014 года ее не стало, после тяжелой болезни.  

Нас, ее родных и близких, сыновей, внуков, правнуков, друзей, согревает мысль, что с этим памятником может познакомиться любой, знающий русский язык. Это — очень много и это дорогого стоит.

Леонид Радуцкий, житель Кармиэля и читатель газеты «Новости Кармиэля».

*дополнение к опубликованному

Поделиться статьей:

Facebook
WhatsApp
Telegram

Оставить комментарий:

Читайте также: