Учитель красоты

Подпишитесь на нас в

…«Скульптура — это искусство ума»… (Пабло Пикассо)

Именно это изречение великого художника сейчас приходит на ум. Мысли путаются, эмоции переполняют, и произнести хочется только одно слово: «Потрясающе!»… Это другое измерение, другая система координат, другой мир, это вселенная большого художника, который живет и творит рядом с нами. Кто хоть раз видел произведения этого мастера, тот запомнил их навсегда. Мой сегодняшний собеседник житель нашего Кармиэля, скульптор Соломон Леваев.

В переводе с древнегреческого скульптор — значит ваятель… Я в мастерской – святая святых любого художника, именно здесь мастер ваяет свои шедевры. Соломон любезно приглашает меня в небольшую галерею, похожую на один из залов музея изобразительного искусства. Смотрю на скульптуры и ловлю себя на мысли, что задавая вопросы художнику, перехожу на шепот, как будто боюсь спугнуть ту гармонию, которая царит в этой обители.

О знаменитом скульпторе Соломоне Леваеве написано множество публикаций. Его работы известны во всем мире и неоднократно выставлялись в лучших музеях и выставочных залах. Скульптуры мастера украшают площади, парки и скверы Кармиэля, других городов Израиля и не только, но сегодня речь пойдет не столько о знаменитом скульпторе, сколько о педагоге, о наставнике, о требовательном учителе, об общественном деятеле нашего города, а главное — о человеке Соломоне Леваеве.

… «Вся гордость учителя в учениках, в росте посеянных им семян» (Д.И.Менделеев)

Так как же все-таки известный скульптор стал педагогом? 

Согласитесь, что каждый человек должен по-своему любить и понимать красоту. Только люди, понимающие красоту способны сделать красивым окружающий нас мир. А этот эстетический фундамент должен закладываться еще в раннем детстве, но вот только в школах практически не преподают предметы, которые должны формировать чувство прекрасного. И мне захотелось передать людям свои навыки, умение понимать и творить красоту своими руками.

Я подумал про себя, что это похоже на мечту идеалиста, но Соломон развеял мои сомнения: 

Сначала было слово, а вернее, объявление об открытии студии, потом первые ученики, первые работы, первые экспозиции, и, наконец, Союз художников Кармиэля. Это организация, которая проводит выставки работ художников и скульпторов нашего города. Многие работы выставляются в выставочных залах Израиля и даже за рубежом. Публика должна видеть работы мастеров скульптуры и живописи, ведь любой художник творит для людей.

Слушаю Соломона и понимаю, что готов подписаться под каждым его словом. На память приходит совместная выставка ученика Соломона Леваева, члена союза художников Израиля, скульптора Леонида Шехтмана и очень самобытного, уникального художника Ирины Левит. Это действительно было для людей, которые в очередной раз встретились с прекрасным.

А Соломон тем временем продолжал: 

На выставки мы постоянно приглашаем детей. Более благодарную публику трудно найти! Представьте, что сначала они разглядывают экспонаты, а потом, расположившись на полу, карандашами и красками творят свою детскую красоту, и кто знает, а может среди них есть мои будущие ученики?

Из галереи мы переходим непосредственно в мастерскую, где занимаются ученики. В полном недоумении я смотрю на рабочие столы, на которых стоят непонятные предметы, плотно завернутые в черный полиэтилен… 

Это работы моих учеников, – объясняет Соломон. – А замотаны в пленку для того, чтобы глина не высыхала, ну и уж если совсем честно, то ни один художник не любит, когда кто-нибудь видит незаконченную работу. 

Мой взгляд останавливается на доске с закрепленными на ней инструментами. Она скорее напоминает слесарную мастерскую, нежели мастерскую скульптора. 

Не удивляйтесь, я учу своих подопечных работать всеми этими инструментами, и даже учу их сварочным работам и основам литейного дела. Настоящий скульптор должен уметь очень многое.

Как происходит сам учебный процесс, становление будущего скульптора?

Ну в общем, как в любом учебном заведении: от простого к сложному, – Соломон достает большой сухой лист с дерева. – Вот с этого они начинают… рисуют лист, лепят его из глины, потом форма из гипса… Да что я Вам объясняю, приходите и сами попробуете! 

Я оценил юмор скульптора и сказал, что никогда в жизни не нарисую, а уж тем более не смогу вылепить абсолютно ничего, ибо нет ни способностей, ни таланта. Соломон улыбнулся и сказал: «Ко мне приходят практически дилетанты, а через пару лет уже выставляют свои работы, а кое-кто становится и членом Союза художников Израиля. Так что приходите!..»

Я вновь, затаив дыхание, обхожу мастерскую скульптора, а Соломон тем временем продолжает: 

Я преподаю своим ученикам пластическую анатомию, ведь без ее знания просто невозможно передать красоту человеческого тела, а настоящий скульптор просто обязан это уметь! Так что в процессе обучения мои ученики приобретают множество профессий. – Мастер ненадолго прерывает свой рассказ, а потом продолжает. – А знаете, все-таки наш муниципалитет пошел нам навстречу, и у кармиэльского Союза художников будет свое здание и даже свой выставочный зал. Пусть не завтра, но будет! Ведь художник обязан творить и радовать мир своим искусством. Пока организовать выставку очень сложно, но мы стараемся знакомить жителей города с нашими работами. А еще творческие люди просто обязаны делиться опытом друг с другом, а где это делать лучше всего, как не в своем доме?

Возвращаемся в галерею, и я просто замираю перед скульптурой… Это скорее даже не скульптура, это вся боль еврейского народа, пережившего Холокост, потерявшего шесть миллионов своих детей, которая воплотилась в шести огромных обгоревших спичках, туго перетянутых колючей проволокой. Стоя рядом со мной, Соломон говорит: «Мои работы, должны были выставляться в ООН 24-го января в день памяти жертв Холокоста, но вмешалась пандемия, так что это впереди».

И снова учитель Соломон Леваев рассказывает об учениках, о том, что ежегодно работы его подопечных выставляются в выставочных залах Тель-Авива и Хайфы, а некоторые работы выставляются за рубежом. 

Он готов долго говорить о своих учениках, о студии, о планах, выставках, о Союзе художников, обо всем и обо всех, только не о себе, – вступает в разговор один из самых талантливых учеников Соломона, член союза художников Израиля Леонид Шехтман, именно благодаря ему и состоялась наша встреча с мастером.  – Его работы выставлялись в одном зале с работами Пикассо и Шагала! – с гордостью за своего учителя говорит Леонид.

А Соломон тем временем нашел в телефоне фотографию и показал мне. На фотографии симпатичная девчушка, как завороженная смотрит на скульптуру. 

Это около нашей мэрии, а это моя внучка! Дочь и сын не связали свою жизнь с искусством. Оба успешны и занимаются своим любимым делом: дочь на израильском телевидении, сын в крупном преуспевающем «хайтеке», но благодаря воспитанию, они понимают искусство и ценят красоту.

Я еще раз обвожу взглядом мастерскую, а вернее настоящую школу мастеров, а Соломон, как будто обращаясь ко всем ученикам, говорит: «Есть три типа людей — это те, кто учился, кто учится, и кто будет учиться». С мастером трудно не согласиться.

Беседа подходит к концу, скульптора ждет работа, завтра занятия в студии и мастерская заполнится рабочим творческим шумом, а я смотрю в горящие глаза мастера и понимаю, что он готов не только творить, но и отдавать своим ученикам каждый день, каждый час и каждый миг по частице своей души. Я нисколько не сомневаюсь, что этой души хватит на всех!

Поделиться статьей:

Facebook
WhatsApp
Telegram

Оставить комментарий:

Читайте также: