Поэзия – штука интимная

Подпишитесь на нас в

Раздался неожиданный телефонный звонок, и журналист Вадим Мац попросил меня рассказать вам о творческом вечере поэта Владимира Вишневского. Это, конечно же, его тема, но он просто не смог побывать в этот день в клубе «Карин», а я смог!

Более того, с Володей (ах, пардон, Владимиром Петровичем!) Вишневским мы знакомы больше сорока лет, так что, я довольно хорошо знаю и его творчество, и то, что осталось на этом вечере недосказанным.

Последний раз мы с ним общались еще в России на каком-то телешоу, и то, что снова встретились в Кармиэле, было сюрпризом для обоих, но сюрпризом вполне логичным: в клубе «Карин» у Бориса Ладина в последнее время (зачастую при поддержке муниципалитета) собирается, фактически, цвет русско-еврейской культуры.

Да и кармиэльская публика, похоже, к этому уже привыкла, и даже правильно себя ведет!

И – нет, я здесь не об аплодисментах и не о громком хохоте, а совсем о другом.

Видите ли… поэзия штука интимная, и даже если в зале звучат популярные юмористические и сатирические стихи, то все равно, это – доверительный разговор людей между собой. И вот какая тут может возникнуть коллизия: публика поэта знает, а поэт публику – еще нет! 

Да, залы бывают очень разные, тут важна и лента новостей, и образование, и прогноз погоды, и средний возраст, в результате, для того, чтобы найти верную тональность разговора, может уйти довольно много времени.

Ну а тем вечером наша публика была открыта, как рука для дружеского рукопожатия, так что общий язык и верный тон нашлись буквально на первых же минутах: поэту и его читателю общаться было легко. 

Да-да, именно читателю! Несмотря на концертный формат общения, в зале были не зрители, а читатели, кто же еще станет интересоваться общением с поэтом?

В финале это, кстати, подтвердилось: из привезенных с собой книг, у Володи не осталось ни одной: все ушли в зал, сопровождаемые автографами.

Ну, а теперь, пожалуй, можно и о недосказанном.

Мало кто понимает, что чувствует поэт, когда его прямо на афише заключают в рамки: «поэт-сатирик». Это относится и к Игорю Иртеньеву, и к Вадиму Жуку, и к Дмитрию Быкову, и к Саше Елину, и Боре Кагану, и к Орлуше… Я это знаю, поверьте. 

Вишневский никогда и нигде не жаловался на этот ярлык, да и вообще ни на что никогда не жаловался, хотя бы потому, что настоящий мужчина жаловаться просто не умеет, но я знаю, что он, перефразируя Евтушенко – «больше, чем поэт-сатирик». 

Обойдемся без цитат, просто поверьте мне, а не верите – почитайте то, что Вишневский написал за последние полвека. 

Да, наиболее востребованными стали его «одностишия», но он не замкнулся в рамках единожды найденной «фишки», как случается с некоторыми авторами, а, несмотря ни на что, продолжает БЫТЬ ПОЭТОМ.

Стоп… а на что не смотря-то? Да ни на что. 

Ни на возраст, который посторонним просто не заметен, ни на проблемы со здоровьем, о которых публика даже и не догадывается, ни на сложную ситуацию на родине, на которую предстоит возвращаться…

Кармиэльский читатель на этой встрече увидел и услышал ПОЭТА. Любимого, молодого и настоящего.

Сергей МИРОВ

Поделиться статьей:

Facebook
WhatsApp
Telegram

Оставить комментарий:

Читайте также: